11:30 

Перебранки на крючке (сборник драбблов Каркат/Джон)

FreiStuck
Брежу Вас, как наяву.
Название: Перебранки на крючке
Автор: Hairo Hakase
Персонажи: Каркат Вантас/Джон Эгберт, другие персонажи в эпизодах
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш, Романтика, Юмор, Флафф, Драма, Фэнтези, Повседневность, POV, Hurt/comfort, AU, Songfic, ER
Описание:
У меня в голове по ходу написания основных историй сложилось великое множество зарисовок по этому пейрингу, которым просто нет места в "Хрониках", так что я просто оставлю их здесь. Все их.
Примечания автора:
К слову о названии.
По-английски это звучит как "Breeze on the hook", что можно перевести также, как "Ветер на серпе".
Автор любит веселые каламбуры, которые попахивают легкой пошлятинкой.
и еще, здесь присутствуют /РиверСонг-мод/ СПОЙЛЕРЫ к основным историям "Хроник"
Если история является сонгфиком, песня указывается перед началом самого драббла.

- Они мне ночью нос щекочут, Эгберт, сходи к цирюльнику! - Каркат недовольно отворачивается, не желая потакать настроению Джона.
- Ты просто не ценишь те жертвы, на которые я пошел, - Магистр довольно улыбается, сидя в одной только тонкой скабе на мягком полу в спальне сэра Вантаса.

Неизвестно, восстановилось ли равновесие отношений, но Джон начал замечать, что занимает уже не тот квадрант. Вернее, Каркат по-прежнему уверял его в своей лютой ненависти к нему, но вся эта настойчивость выглядела донельзя фальшиво. Особенно, когда Мастер, краснея до кончиков острых ушей, прижимался ночью к прохладной коже Эгберта, яро настаивая на том, что он просто замерз. Каждый, кто хоть раз касался Магистра, знал, что согреться рядом с ним фактически невозможно, как невозможно согреться, стоя на холодном зимнем ветру.

- Не стричься семнадцать лет - это, по-твоему, жертвы?! - Он ворчит, сидя в пол-оборота, нервно сжимая в руках край одеяла.
- Это была дань пропавшему без вести, - Джон говорит об этом с иронией, но все же слегка печально. - Я места себе не находил все эти годы.
- Ну а сейчас тебе что мешает?
- Лучше скажи, что ты просто завидуешь.

Каркат резко замирает, после чего разворачивается и, стоя на четвереньках, почти нос к носу сталкивается с Эгбертом. Видно, что тот задел его за живое. Мастер часто начинал комплексовать рядом с ним, особенно в плане популярности. Сэр Вантас не пользовался особым успехом, ни смотря на какое-то "природное обаяние", о котором частенько рассуждали леди в трактирах, за вечерней партией в карты. А вот Джон, вопреки своему характеру, был предметом обсуждения гораздо более частого даже, чем сэр Каптор - непревзойденный Казанова Ехо. Неизвестно, что было тому виной, но когда Магистр вдруг, спустя столько лет, появился на людях, он произвел просто фурор среди столичных дам, которые, как оказалось, были падки на господ с такими прекрасными волосами. Сэр Эгберт об этом даже не думал и делал вид, что ничего не замечает, разве что порой жаловался, что сложно убирать это под капюшон, лет уже, эдак, семь.

Сэр Вантас молча смотрит на Магистра, после чего, к величайшему удивлению второго, делает "финт ушами", как он выражается после долгих прогулок по Хумгату. Так и не сменив позы, Мастер просто ползет на четвереньках вокруг Джона, усевшись сзади и распустив тому волосы, которые до этого сдерживала тонкая резинка. Тупо глядя на все это богатство, Вантас что-то неразборчиво бубнит себе под нос.

- Я тебя не слышу, незабвенный, - Магистр хочет было повернуться, но тут же получает подзатыльник.
- Да, говорю, завидую, - Каркат медленно начинает перебирать пальцами волосы Джона. - И не дергайся, а то больно будет. У тебя гребень есть?

Заканчивает с расчесыванием Каркат только к вечеру и, устало вздыхая, валится на пол, на спину.

- Дырку над тобой в небе, сэр Эгберт, они же длиннее трех метров!
- Уговорил, - Джон удобно устраивается сверху, используя Мастера, как приятное дополнение к матрасу. - Укорочу вдвое, тебя это устроит?
- И какие они тогда будут? - Каркат даже не возражает, возможно, он слишком устал, чтобы возражать.
- Думаю, длиннее, чем до колен.

Вантас тихо шепчет куда-то в сторону, мол, жалко. Кажется, за этот день он уже свыкся с волосами Магистра больше, чем сам Эгберт за семнадцать лет. Джон смеется, уверяя Карката, что они отрастут снова.

- К тому же, если я сегодня опять останусь у тебя на ночь, утром они снова запутаются.

Пожалуй то, что лучше всего умеет Джон - это заставлять Мастера Собирающего Жизни краснеть.

Спустившись со второго этажа в приемную, я сразу понял, что что-то не так. Подозрительная тишина и глухие удары, судя по всему, от серпа шефа, который он снова метал то ли в дверь, то ли в кресло, дали мне понять, что сегодня не самый лучший день в этом году. Мои планы о том, чтобы вытребовать Большому Архиву что-то вроде премиальных, рушились прямо на глазах.

- А ну стоять, - Я поймал за край лоохи проходящую мимо меня леди Серкет.
- Ты больной?! - Вриска, уронившая кипу самопишущихся табличек, смотрела на меня с укоризной. - Чего тебе?
- У нас день игры в молчанку или что-то серьезное случилось?
- Тоже мне, серьезное, - Леди Серкет рассмеялась, начисто забыв о табличках, и указала одновременно на двери кабинетов шефа и Джона. - Эти буйные недоразумения снова поссорились и уже час как друг с другом не разговаривают.
- Такое и без того по дюжине раз на дню происходит, - Я нехотя поднимал рассыпанные документы. - Раньше, разве что от этого работа не стопорилась.
- А, да тут все просто, - Вриска начала загибать пальцы. - Гамзи воспользовался моментом и слинял куда-то, у леди Марьям День Свободы от Забот, а Нитрам попытался было прорвать блокаду Вантаса, но потерпел неудачу и теперь сидит у себя в кабинете, грозясь не выходить оттуда до последнего дня года.
- Я понимаю, что это не мое дело, но ты не думала с ним поговорить?
- Правильно, пернатый, не твое, - Вриска забрала у меня собранные таблички. - К тому же, это доставляет ему какое-то извращенное удовольствие, иначе он бы сидел не у себя, а у Эгберта.

Леди Серкет исчезла быстрее, чем я успел возразить ей насчет "пернатого". Почему-то практически никто не называл меня моим именем, хотя, я и сам не уверен, что оно было моим. Но Дэйв нисколько не возражал против того, что нас с ним двое, так что меня, по логике вещей, тоже должны были называть Дэйвом. Сэр Джон составлял приятное исключение, так что, подумав некоторое время и взвесив все возможные варианты, я отправился именно к нему.

- Господин Устранитель Досадных Недоразумений сегодня дает фору всем досадным недоразумениям и позволяет им некоторое время устраняться самостоятельно, - Эгберт махнул рукой из-за спинки кресла, повернутого к окну, тем самым откликаясь на скрип двери.
- Думаю, сегодня вы с шефом - единственные досадные недоразумения на всю столицу.

Джон соизволил показаться из своего убежища, изучая меня подозрительным взглядом сквозь стекла очков. Наконец, убедившись, что опасности я не представляю, он все же развернулся ко мне лицом, разве что, вместо того, чтобы подвинуть кресло, он просто уселся на его спинку, как делал довольно часто.

- Не мы, а он, не обобщай, - Джон выглядел обиженным. - Нечего было закатывать мне истерику из-за ерунды.
- Вы застопорили всю работу, - Я укоризненно смотрел на Эгберта. - К тому же, шеф сделал с беднягой Тавросом что-то ужасное, и тот теперь не желает покидать территорию своего кабинета.
- С Тавросом невозможно сделать ничего ужасного, на него можно только хорошенько наорать. - Он вздохнул и вдруг резко сменил тон. - Он что, сделал что-то с моим послушником?!
- Остынь, парень, ордена нет уже больше дюжины лет.
- Слушай, передай этому напыщенному хаму, чтобы извинился перед Тавросом.
- Найми курьера, я не похож на почтовую службу, - Я меланхолично барабанил пальцами по столу. - Или просто возьми у Вриски пару самопишущихся табличек, она явно их не по назначению использует.

Джон вздохнул и нехотя полез в ящик стола, шурша какими-то неведомыми предметами, хранящимися там.

- Ну-ка, протяни лапку, душа моя, - Он высыпал мне на ладонь горсть орехов. - Считай это маленькой платой. Ты ведь мне поможешь? Пожа-а-алуйста!

Поддавшись на провокацию, коронное растягивание гласных и самое милое выражение лица Джона, которое он только мог состроить, я все-таки сдался. Преодолевая пространство приемной и попутно разгрызая орех, я уже составлял в голове план действий.

- Шеф, только спокойствие, я парламентер! - Крикнув это еще из-за двери, я тихонько приоткрыл ее, убеждаясь, что в меня ничего не полетит.
- Слушай, Страйдер, даже если в городе началась эпидемия анавуайны, или все беглые магистры вдруг вернулись в Ехо, я все равно занят!
- Со всем этим мы вполне можем справиться и самостоятельно, - Я по-прежнему грыз орехи. - Я со срочным сообщением от враждебной стороны. Желаете прослушать?
- Не знаю, что мне там решил высказать Эгберт, но мой ответ нет, - Сэр Вантас был зол и сейчас раздумывал, куда лучше метнуть серп - снова в стену или все-таки в меня. - Пусть сам приходит, если ему так надо.
- Просто он сказал, что если ты еще раз сделаешь что-то с Тавросом, он лично оторвет тебе голову. - Врать я умел с абсолютно серьезным лицом, что было мне на руку.
- Тогда передай ему, что я не даю отпуска безумным магистрам только из-за того, что они высказывают столь бредовые мысли.
- Кхем, - Я показательно отвернулся. - У нас не было уговора, что я понесу эту весть через всю приемную обратно. Так что тебе стоит просто послать ему зов.
- Да еще чего не хватало!

Я был непреклонен. Сначала Каркат нервно ерзал на кресле, после вскочил и начал ходить из стороны в сторону, измеряя шагами кабинет.

- С меня пирожное, если ты ему это передашь, - Шеф явно не выдержал.
- Из "Четвертой стены"?
- Лично от леди Крокер, парень.

Мой замысел был довольно удачным. Следующие пару часов я только и делал, что мотался из одного кабинета в другой, перевирая половину слов, сказанных этими двумя, и попутно выманивая из них соответствующую плату. Приемная же содрогалась от криков, ругани и случайно брошенных заклинаний.

- Ладно, так и быть, я сам, - Шеф поднялся со своего кресла, попутно убирая серп в ящик стола. - Думаешь, стоит сказать, что я был неправ? Дырку в небе над всеми вами, я никогда такого не сделаю!

Но я уже молча кивал, глядя на Карката, так что тот, заливаясь краской, сдался. Он уже почти дошел до двери в тот момент, когда я снова подал голос.

- Три дюжины.
- Три дюжины чего? - Шеф недоуменно посмотрел на меня.
- Ты мне должен три дюжины кремовых пирожных, и я надеюсь, что курьер уже в пути.

Выругавшись, сэр Вантас махнул рукой и покинул кабинет, я же отправился на второй этаж, в Большой Архив.

- Итак, прошу внимания, - Я театрально прокашлялся. - Все помнят выпечку леди Джейн Крокер с улицы Желтых Кораблей?

Одобрительные взгляды и шуршание перьев. Ребята все помнили, когда было необходимо, да и в других случаях тоже.

- Объявляю день премии для Большого Архива, начальство сегодня угощает.

- Махнемся не глядя?

Джон махал перед глазами Карката бутылочкой с какой-то неведомой жидкостью, к которой был привязан свернутый листок. Сэру Вантасу не сильно нравилось, когда Эгберт висит на спинке его кресла вверх ногами и загораживает своей шевелюрой весь обзор, но это было все же лучше, чем если бы он просто парил так в воздухе, это смущало куда больше.

- Ты это к чему? - Мастер недоверчиво поглядывал на бутылку.
- Леди Марьям подарила, - Эгберт, не выпуская зелья, одной рукой развернул бумажку. - "Для случайного обмена". Это варево - основной компонент одной детской игры. В детстве мы с Джейд часто так развлекались.
- И что за игра, позволь спросить? - Каркат скрестил руки на груди.
- Довольно простая, - Джон наконец слез со спинки и теперь стоял рядом с креслом. - Двое человек загадывают, чем бы хотели обменяться на время, а после выпивают это зелье. Я так даже девочкой смог побыть, когда мне еще и пяти дюжин лет не было.
- А если загадывают что-то разное?
- На то этот обмен и случайный, - Джон пожал плечами. - Неясно, чье желание сбудется. Сыграть не хочешь?

Вантас хмыкнул. У него в голове уже крутилась одна мысль, которую очень хотелось осуществить, хотя бы ненадолго.

- Не стану возражать против приобретения нового жизненного опыта, - Поднявшись, Мастер сладко потянулся и зевнул. - В День Свободы от забот всегда начинаешь быстро скучать.

Пока Джон суетился вокруг в поисках стаканов для зелья, сэр Вантас даже успел немного размечтаться. Ему до боли хотелось хотя бы на пару часов поменяться с Эгбертом... ростом. Да, когда Джон вытягивал руку, Мастер мог легко пройти рядом, даже не задев ее макушкой. Да, ему приходилось каждый раз задирать голову, чтобы посмотреть в лицо Эгберта. А что самое оскорбительное - даже для банального поцелуя приходилось вставать на носочки. Конечно, Джону тоже часто нужно было наклоняться или смотреть вниз, так что шея затекала у обоих. Но Каркат считал себя более униженным и оскорбленным, чем кто-либо другой.

- Пить нужно одновременно, - Джон уже протягивал Каркату кружку с зельем. - Но видеть друг друга в этот момент нельзя ни в коем случае. Эта магия из тех, что должны свершаться незримо для человеческого глаза, так что не спугни чудо и не подглядывай.

Сэр Эгберт закрылся в спальне, в то время, как Мастер остался стоять под дверью. На счет три они должны были одновременно опорожнить свои кружки, при этом всеми силами представляя то, чем хотели бы обменяться. Каркат невольно снова задумался о росте, но вдруг его голову заполнили мысли о волосах Джона. Тот действительно долго не стриг их, и сейчас, несмотря на то, что стараниями леди Джейд они были укорочены вдвое, шевелюра Магистра была по-прежнему великолепной и производящей впечатление. Мастер чуть не пропустил долгожданное "три" и, засуетившись, быстро выпил содержимое кружки, поймав себя на мысли, что он сбился с того, о чем думал раньше. Вряд ли зелье приняло бы его запутанное желание за чистую монету, но Каркат решил просто подождать. То, в чем он был точно уверен - мысли принадлежали по-прежнему именно ему, значит, никакого обмена личностями или характерами не произошло, что уже радовало. Сэра Вантаса передернуло от одной только мысли, что ему пришлось бы столько времени тупить и улыбаться. Минуты медленно текли, а ничего не происходило.

- Ты там уснул, Эгберт? - Голос тоже остался прежним, и это снова радовало.

Несколько секунд длилось молчание, после чего из-за двери раздался радостный клич, заставивший Карката чуть ли не подпрыгнуть на месте. Грохот и какая-то возня возвещали о том, что Джон что-то упорно ищет.

- Я не знаю, для чего тебе понадобилось рыться в моих вещах, но делай это тише из элементарной вежливости, - Сэр Вантас говорил довольно громко, но вряд ли Магистр обратил на это внимание. - Войти уже можно?
- Да, можно, давно можно, - Радостный голос Эгберта разносился по всему дому. - У тебя где зеркало? Нет, ну ты посмотри, это же великолепно, дырку в небе над этим зельем!

Предчувствуя какой-то подвох, Каркат медленно отворил дверь и заглянул в спальню, но в темноте комнаты почти ничего нельзя было разглядеть. Мастер обычно плотно задергивал шторы в спальне, но это ему не мешало, сейчас же первое что он сделал - открыл окно, пожалуй, впервые за все время, что он жил в этом доме.

- Зеркало недалеко от двери, - Каркат как раз стоял к нему спиной в этот момент.
- Да я уже нашел, - Явно довольный Джон, судя по голосу, находился именно там, где нужно.

Повернувшись, Каркат поначалу никаких изменений не заметил. Ну Джон с его хвостом по колено, ну такой же, как обычно, даже лоохи такое же, как было четвертью часа ранее, разве что, зачем-то распустил волосы, которые теперь обязательно спутаются. Сэр Вантас подошел ближе в тот момент, когда Эгберт повернулся к нему лицом.

- Ну как тебе? - И та же улыбка, только какая-то особая. - Всегда мечтал попробовать побыть в твоей шкуре, сэр Каркат.

Собиратель Жизней так и остался стоять, глядя в лицо Эгберта. Тут не просто было что-то "не так", тут все было не так! Кожа, до этого бледная, сейчас серебрилась в свете тусклого осеннего солнца, острые ушки выглядывали из-под волос, а голову Магистра венчали замечательные рога, такие, о каких сам Каркат мог всегда лишь мечтать. А сияющая голубизной, как и прежде, радужка, говорила о том, что Джон сейчас не просто тролль, а, дырку над ним в небе, высшекровка!

- Каркат, ты такой милый, - Эгберт звонко рассмеялся. - Не представляешь, но тебе идет.

И прежде, чем Каркат успел сказать хоть слово, Джон сделал шаг в сторону. С той стороны зазеркалья на сэра Вантаса смотрел худощавый бледный паренек с иссиня-черными волосами. Никаких признаков принадлежности к расе троллей в нем не было и в помине. Объединяло их с тем, бывшим Каркатом то, что у обоих были алые, словно горящие глаза и усталый озлобленный взгляд.

- Эгберт, я тебя точно отправлю в Приют Безумных на реабилитацию! - Вантас наконец смог вымолвить хоть что-то и, в результате, это что-то стало гневным криком, как, собственно, и всегда. - Тебе-то смешно, а мне на улицу стыдно выйти!

Выражение лица Джона изменилось и Каркат понял, что сморозил глупость. Нет, характер Эгберта остался прежним, легким, как воздух, столь же добрым и нежным, как и раньше, но кровь, проклятая кровь сейчас могла сыграть свою роль. К тому же, Магистр не мог бороться с ее влиянием, потому как стал ее обладателем лишь несколько минут назад. Что уж говорить, многие высшекровки до самой смерти не могут совладать с буйством того, что течет в их жилах, куда уж до этого парню, который столкнулся с этим в первый и, как надеялся сейчас Каркат, в последний раз. Пожалуй, лицо Джона сейчас все говорило за него. В его глазах, в которых плескалась через край ярость, можно было увидеть то, что каждому троллю снилось каждую ночь в кошмарах. Вместо того, чтобы инстинктивно принять хоть какую-то защитную позицию, Мастер только сжался в комок, разве что не зажмурился. Вот она, чертова человеческая кровь! Эгберт уже поднял руку, как вдруг, к глубокому удивлению Карката, ласково потрепал того по волосам, снова вернув на историческую родину свою мягкую улыбку.

- Ну чего ты раскричался, душа моя? - Джон ласково прижал к себе Карката, который все еще не мог даже толком пошевелиться. - Это ненадолго, будем страдать вместе. К тому же, тебе правда идет.

Почувствовав, что опасность миновала, Вантас с опаской, но все же обнял Магистра за шею. Если сейчас не доводить его до белого каления, то вряд ли случится что-то из ряда вон выходящее.

- Вот уж не думал, что когда-нибудь смогу похвастаться тем, что меня обнимает высшекровка, да еще и говорит какие-то странные, милые, совершенно не подходящие ему вещи, - Вантас как обычно был в своем репертуаре, разве что, голос больше не повышал. - Гамзи не в счет, он особенный.
- Тогда пойдем, - Джон поднял Мастера на руки.
- Куда?! - Паника подкралась незаметно, Вантас упорно старался вырваться, но это не очень хорошо у него получалось.
- Как куда? Хвастаться! - Эгберт снова рассмеялся. - Пусть леди Марьям оценит свой подарок.

Сутки, целые грешные сутки, да к тому же, Эгберт потащил его на улицу. Нет, Каркат вполне успел смириться с временной человеческой природой, даже невольно находил в ней плюсы. К тому же, теперь не он, а Магистр будет дрожать от каждого прикосновения к коже головы. В опасной близости от рогов, конечно.

Пожалуй, дело было в камре леди Джейн. Крокер - страшная женщина, к тому же, владеющая просто немыслимым уровнем черной магии, настоящая ведьма готовки. Во всех отношениях. Особенно в том, что она могла подмешать в свои блюда.

Около четверти часа назад тело сэра Вантаса начало немного покалывать, довольно незаметно и почти неощутимо. Спустя некоторое время это стало надоедать, а вскоре переросло уже не в невинные спазмы, а в самое, что ни на есть желание, настолько неистовое, что Мастер готов был хоть головой об стол биться. Ведь зарекался грубить этой ведьме - так шальной язык за зубами не удержишь. Сидя в кресле и запустив пальцы в волосы, Мастер фактически сжался в комок и покачивался из стороны в сторону. С каждой минутой ему становилось все хуже, силясь сдержать себя, Каркат насквозь прокусил нижнюю губу и, в конце концов, со стоном откинулся на спинку кресла. Ему меньше всего хотелось это делать, но сейчас его разум был как в тумане и выбор был невелик: дальше сходить с ума и, по всей вероятности, наносить себе увечья или просто послать зов Эгберту, если тот, конечно, откликнется, об ином развитии событий сэр Вантас думать не хотел. Взвесив все "за" и "против", он нехотя выбрал второе.

"Джо-о-он..."

Кто бы знал, как Вантас был сейчас рад тому, что безмолвная речь не передает интонаций. Этот стон вырвался у него из груди также и вслух, продублировав мысли в полной точности.

"Что-то случилось, незабвенный?"
"Нет, дюжину дырок в небе над твоей пустой головой, ничего не случилось!"
"То есть, ты отвлекаешь меня от дел насущных просто так? На тебя не похоже, сэр Вантас."
"Я не то хотел сказать, это была злая ирония! Ты можешь прийти?"
"Когда?"
"Немедленно, Эгберт!"

Каждая клетка Вантаса буквально горела синим пламенем, он еле сдержал себя от того, чтобы добавить к последнему зову фразу, что если Джон сейчас не появится, его просто разорвет на кусочки. Он попытался отвлечься, представив себе дюжину маленьких Каркатов, на которые его, по его же мнению, должно было разорвать, но, так как каждый из них испытывал то же, что и он сам, желание лишь усилилось. Думать сейчас об Эгберте было чистой воды самоубийством, но других мыслей, как назло, не появлялось. Сейчас он придет, конечно же рассмеется, как он делает всегда, начнет отпускать глупые шуточки, но Каркату не до них. Пусть он касается своим прохладным влажным языком сначала основания его рожек, потом самых кончиков острых ушей, как всегда, неуклюже расстегнет булавку и его тонкие пальцы скользнут по горячей коже Мастера. От всех этих мыслей ему стало только хуже, так что сэр Вантас буквально взвыл, царапая сам себя острыми когтями. У него слезились глаза и нечем было дышать.

Джон прибыл довольно быстро, но для Карката сейчас каждое мгновение казалось вечностью. Дверь распахнулась от порыва ветра - судя по всему, Эгберт снова даже не пытался сдерживать магию - и Магистр с радостной улыбкой появился на пороге.

- Ты так жаждешь меня увидеть, что даже... - Он не успел договорить, радостное выражение в буквальном смысле стерлось с его лица. - Каркат?

Тихо поскуливая, Мастер сидел в кресле, обхватив руками колени. Эгберт в несколько шагов преодолел расстояние, отделявшее его от стола.

- Ты как? - Магистр опустился на колени, пытаясь заглянуть в лицо сэра Вантаса, которое тот упорно прятал, закрываясь полами лоохи. - Я, кажется, переборщил...
- Не говори, что это был ты, - Мастер говорил тихо и прерывисто, - Ты меня убить решил?!
- Я... прости, Каркат, я даже не думал, что это так сильно подействует, - Джон упорно пытался оправдаться, но Вантас вдруг резко поднял голову.
- Обещаю, что обязательно оторву тебе голову позже, но сейчас, молчи, - Его лицо раскраснелось, губы дрожали. - Джон, пожалуйста!

Каркат почувствовал прикосновение холодных пальцев Джона к его руке, и его пробила дрожь. Он чувствовал себя отвратительно, даже не физически, а морально, от того, что ему приходилось просить этого грешного магистра сделать это, притом не просто просить - умолять. И хуже этого было лишь то, что Эгберт не спешил. Дрожащими пальцами Каркат вслепую расстегнул булавку на плече, попутно уколов себе руку.

- Эгберт, не издевайся! - Его голос сорвался на крик.
- Конечно, незабвенный, прости меня, - Снова поднявшись на ноги, Джон наклонился, и, ледяной рукой касаясь щеки Вантаса, заглянул ему в глаза. - Виноват, исправлюсь.

Холодные губы Джона и его шершавый язык, которые никогда не были такими сладкими и приятными. Эгберт всегда ледяной, словно его душа, полная света, выкачала все тепло из его тела. Он как ветер, который может быть легким бризом, ласкающим кожу, но внезапно, ни с того, ни с сего перерасти в ураган, сметающий все на своем пути. Сейчас он успокаивал, пытался остудить его пыл, но этим лишь раззадоривал Мастера. Не выдержав напряжения, Каркат в буквальном смысле впился в губы Джона, почувствовав во рту солоноватый привкус его крови. Зубы Мастера были чересчур остры для такого.

- Душа моя, ты правда горишь, - Джон вытер кровь с губ тыльной стороной ладони.
- Сгоришь тут с тобой, Эгберт, - Каркат так витиевато выругался, что стены пошатнулись - не зря говорят, что самые сильные заклинания еще с древних времен были именно ругательствами. - Не заставляй меня тебя упрашивать.

Серое лоохи соскользнуло с его плеч, так что Мастер остался в одной тонкой алой скабе. Джон, кажется, тоже изрядно возбудился, хоть и не пил никакой дряни до этого. Легкими, но резкими движениями он стягивал с Мастера оставшуюся одежду, в то время, как тот не мог уже даже толком пошевелиться. Каркату было не жарко, ему было горячо, и все, чего он желал - это спасительная прохлада тела Магистра.

***

- Никогда, Эгберт, - Каркат тяжело дышал, расслабленно сидя на кресле. - Никогда больше не пытайся подмешать мне грем в камру, иначе я правда тебя убью.

Красная жидкость, немногим более густая, чем кровь, капала с кресла на пол. Зазря потраченный генетический материал, который все равно никому не пригодится после отмены обязательства сдавать по два полных ведра. Джон покрывал поцелуями кожу Карката, возбуждение которого еще не прошло окончательно.

- Но когда ты еще сам меня попросишь, незабвенный? - Эгберт улыбался, но страсть в его глазах была неподдельной.
- Будто я без этого не могу тебя хотеть, - Мастер легким движением схватил Магистра за шею и, грубо притянув к себе, поцеловал, на сей раз без последствий в виде окровавленных губ и тому подобного. - Просто так.

Джон был порядком ошарашен таким заявлением, но быстро взял себя в руки.

- Тогда можешь делать это чаще? - Вопрос был риторическим, так как после этого Эгберт начал ласкать языком рожки Карката, для которого это было самой больной темой во всех отношениях.
- Ни за что! Я... Джон!

Магистр всегда мог задеть за живое. Щупальца Карката снова напряглись, и его опять накрыла волна безумного желания. Для троллей грем - не яд, но вот действует он на них куда сильнее, чем на людей. Уже не пытаясь сдерживать стонов, Мастер царапал спину Эгберта и прижимал его к себе, ниже, впиваясь когтями в ягодицы. Джон всегда был инициатором, всегда был "сверху", но в результате получалось, что больнее было именно ему. Да и крайним также всегда был он. На том и отыгрывался.

- Я принципиально не стану ничего делать, пока ты не скажешь то, что я хочу услышать, - Джон шептал это Каркату на ухо. - Ну же, давай, ты знаешь ответ.
- Ничего я не стану говорить! - Мастер даже сейчас отнекивался, но был повод для паники - Эгберт действительно мог легко бросить его в таком состоянии, и не факт что он сжалится.
- Уверен? - Опустив руку, Джон медленно ввел два пальца во влажную щель между щупальцами. - И сейчас не хочешь?

Эгберт играл не по правилам - он успел изучить физиологию троллей настолько хорошо, насколько некоторые из них и сами ее порой не знали. Он не только мог доставить Каркату несравненное удовольствие, но и принести самые ужасные муки. Щупальца троллей гораздо длиннее тонких пальцев Джона, которые словно специально совсем чуть-чуть не доставали до нужной точки. Внутри у Мастера начало буквально зудеть.

- Джон, - Из его груди вырвался очередной стон.
- Что Джон? - Эгберт лишь продолжал его раззадоривать.
- Джон, умоляю тебя! Неужели тебе мало, я даже зову тебя по имени, слышишь, дырку над тобой в небе! Я ненавижу тебя, Джон, всей душой ненавижу!
- Это я и желал услышать...

***

- Эгберт?
- Да, душа моя.
- Ты - чудовище...

Каркат по-прежнему сидел за столом в своем кабинете, занимаясь чем угодно, только не работой. Да и какая сейчас работа, когда в столице полнейшая тишина, никто, кажется, даже камру не варит, что уж говорить об использовании запрещенной кодексом магии. Тишина и покой в Ехо - самое скучное время для шефа, да и для всего отдела.

Мирное существование сэра Вантаса было нарушено недавно начавшимися возгласами из приемной, явно принадлежащими его подчиненным. Подниматься из кресла и идти смотреть, чем они там заняты, ему не слишком хотелось. Пусть немного поразвлекаются, не велика беда. Но вот леди Марьям, которая без стука влетела в его кабинет, все же заставила его начать немного нервничать. Сначала Каркату показалось, что она бьется в истерике, но, как оказалось на самом деле, Канайя до слез смеялась.

- Шеф, там такое, - Она говорила отрывисто, пытаясь подавить смех и вытирая выступающие в уголках глаз слезинки. - Ты должен это видеть!
- Что они на этот раз сотворили, дырку в небе над их пустыми головами, - Сэр Вантас поднялся. - Раз уж даже ты решила сообщить мне об этом, в Управлении творится что-то серьезное.
- О, да, крайне серьезное, - Леди Марьям снова лихорадочно засмеялась. - Я немного тут побуду, не могу больше это слушать.

Сэр Вантас пожал плечами и оставил Канайю в своем кабинете, потихоньку отходить от истерики. Сам же, на ходу расправляя складки на лоохи, вышел в приемную.

- Ну и что, позвольте спросить, повергло в истерику леди Марьям? - Каркат задал этот вопрос словно в пустоту, так как вряд ли кто-то в приемной его услышал.

Перед шефом происходила самая занимательная сцена за последнее время. Разве что запрещенная магия пока в ход не шла. Забившийся в угол Таврос не издавал ни звука, явно опасаясь возмездия, только кто бы его заметил. Леди Серкет то ли сбежала из этого балагана, то ли просто даже не выходила из своего кабинета. Посреди приемной происходила, в буквальном смысле, "битва Титанов" Управления. Джон и Гамзи, стоя друг напротив друга, громко переругивались. Сэр Эгберт, скрестив руки на груди, напоминал своим видом грозную статую, вопреки своим привычкам даже не размахивая руками и не мельтеша туда-сюда, как он делал обычно. Гамзи, напротив, постоянно дергался, то опускал руки, то снова поднимал их, принимая разные позы - явно нервничал. Спустя некоторое время, Каркат все же смог уловить суть перебранки.

- Ты и так регулярно за ним таскаешься, хвостатое ты чудовище, - Сэр Макара, уперев руки в бока, качал права. - Ты не впиливаешь, как мне бывает одиноко и паршиво.
- Я в очередной раз повторяю, что мы давно договаривались, - Воздух вокруг Джона был ледяным. - Я не собираюсь менять своих планов.
- Ты просто можешь их перенести на другое время, так что гулять с шефом по городу сегодня пойду я, и на этом точка.
- Проблема в том, что я хочу мороженого именно сегодня, и именно в данный момент, - Эгберт сделал обиженное лицо. - Оно никуда переноситься не собирается.
- Тогда иди с кем-нибудь другим, в чем, собственно, проблема? - Сэр Макара сел на стол.
- Одно дело просто с кем-то есть мороженое, и совсем другое - пойти вечером прогуляться с... - Джон осекся, не закончив фразу. - Изменять своим привычкам - хуже, чем изменять любимой с другими женщинами! Еще хуже только изменять себе в том, чтобы изменять любимой с другими женщинами.
- От кого ты таких фраз нахватался только?
- От Дэйва, - Эгберт потупил глаза. - Но это сути дела не меняет!

Гамзи на пару мгновений задумался.

- Что-то я припоминаю, что шеф мне тоже давненько что-то обещал, как лучшему другу...
- Грешные Магистры! Я ни кому из вас ничего не обещал! - Каркат, наконец, вспылил, но эффект был тот же, разве что из-за двери его кабинета вновь послышался смех леди Марьям; не удержавшись, дамочка решила подслушать.
- До конца года еще есть время, - Сэр Эгберт оставался на своем месте.
- Ах, значит, вот мы чем кроем, - Гамзи вдруг осекся, заметив шефа, который гневно смотрел то на одного спорщика, то на другого. - Ну и Магистры с тобой, Эгберт.

С этими словами сэр Макара спрыгнул со стола, буквально подлетел к притаившемуся у стены Тавросу и картинно опустился на колено.

- Сэр Нитрам, не составите ли Вы мне компанию этим вечером? - Он говорил на полном серьезе, хотя, сложно было сказать по его лицу, когда он шутил, а когда нет.

Повисла гробовая тишина.

- Н-ну, - Кровь приливала к лицу Тавроса, щеки которого уже были забавного бежевого цвета на фоне общей серости. - Я даже не знаю, что ответить, сэр Макара... то есть, Гамзи... то есть...
- Я принудительно настаиваю, - Гамзи все еще не поднимался с колен, сейчас он смотрел на Тавроса снизу вверх, что еще больше смущало целителя.
- Думаю, я не буду против, - Сэр Нитрам, наконец, решился сделать выбор и у него отлегло от сердца, так что на губах заиграла его постоянная милая улыбка.
- Дюжину вурдалаков тебе в спальню, Макара, что ты собираешься делать с моим послушником?! - Эгберт, наконец, перестал пародировать каменное изваяние и снова начал оживленно размахивать руками, даже волосы его развевались от порывов взявшегося словно из ниоткуда ветра.
- Джон, но я правда не против, - Таврос кивнул бывшему шефу. - И почему ты все еще зовешь меня послушником?

Сэр Эгберт впал в ступор и покраснел, не зная, что ответить.

- Откусил, сэр Вершитель? - Уже стоя на пороге, Гамзи обернулся и показал Джону язык. - Это мое обаяние творит все эти грешные чудеса. Всех лучших спутников уже разобрали, а ты довольствуйся тем, что осталось.

Бывший Магистр так и стоял один посреди приемной, глядя на захлопнувшуюся дверь. Он довольно долго осознавал, что же сейчас произошло, и его разум пытался как можно быстрее делать выводы. Поспешные и неверные выводы.

- Ну раз так, - Он резко повернулся к двери, ведущей в кабинет Вриски, и направился к ней. - Леди Серкет, у меня к тебе отличное предложение!

Джон уже успел распахнуть дверь, как вдруг кто-то сильно дернул его за капюшон, так, что он чуть не упал назад, чудом удержав равновесие.

- Грешные Магистры! - Эгберт потирал шею. - Так и убить можно!

Повернувшись, он увидел за своей спиной Карката, о котором вдруг резко успел забыть. Недоуменно глядя на шефа, Джон переваривал всю полученную им информацию.

- Ты что-то хотел, Эгберт? - Вриска подняла глаза от книги.
- Ничего он не хотел, можешь работать дальше, леди Серкет, - Каркат потянул Джона за капюшон. - А ты идешь со мной - это мой приказ, как твоего начальника.
- Но куда?! - Сэр Эгберт умел не понимать ровным счетом ничего, когда это было абсолютно никому не выгодно, включая его самого.
- Запомни, - Каркат не слушал. - Медовое мороженое любит только Каптор, я же мед ненавижу. Шоколадное любит Таврос, ровно как и земляничное, и малиновое. А вот мне вишневое вполне подойдет. А еще, ты сегодня платишь.

Джон, наконец, сообразил, в чем суть, и смог освободить свой обожаемый капюшон из рук шефа.

- А у меня аллергия на орехи, - Тихо добавил он на ухо Каркату. - Захочешь меня убить - можешь подмешать мне их в еду, я могу ненароком не заметить.
- Обязательно воспользуюсь этой идеей, если ты еще раз попытаешься променять меня на кого-то другого, пусть даже ради мороженого.

- Эгберт, мне кажется, или ты действительно так сильно похудел?

Его не было семнадцать лет, семнадцать этих грешных лет! И это все, что он может сказать за завтраком?!

- А еще отрастил волосы и по-прежнему ношу очки, - Джон скептически посмотрел на Карката. - Скажи, кто виноват в том, что я так извелся за время твоего отсутствия?
- Мне откуда знать, - Сэр Вантас пожал плечами. - Я просто констатирую факт.
- Тебя что-то сильно не устраивает, душа моя?
- Я не говорил об этом ни слова, сэр Эгберт! - Мастер вспылил.

Джон действительно похудел, это было видно невооруженным глазом. Даже при том, что он и до этого был худощавым долговязым парнем. Казалось, что он даже еще сильнее вытянулся, хотя, как казалось Каркату, куда уж сильнее. Сэр Вантас заметил это еще ночью. Джон теперь оставался у него гораздо чаще, чем раньше.

- Раз уж зашел такой разговор, - Магистр пристально окинул взглядом Карката поверх стекол очков. - Я вот думаю, что ты наоборот поправился.

Сэр Вантас поперхнулся камрой. Вот спасибо на добром слове, незабвенный! На самом деле, его поверг в шок тот факт, что он не знал, правду Джон говорит или же нет. Именно не знал, потому что за последние полтора месяца в зеркало смотрелся лишь затем, чтобы побриться, и то мельком. Если раньше он мог крутиться перед ним по часу в день, хотя бы из-за того, что все время невольно сравнивал себя с Джоном, то сейчас он об этом и думать забыл, когда Магистра так долго не было рядом. А в том мире его не было вовсе, так что и разговора быть не могло. Нет Эгберта - нет комплексов. И это внезапное осознание накрыло его волной.

- Когда я издеваюсь над людьми, то обычно делаю это не таким подлым образом, - Прокашлявшись, саркастично подметил сэр Вантас.
- Когда это я над тобой издевался? - Джон действительно был удивлен. - Что вижу - то и говорю.

Каркат нахмурился. Сложно было сказать, говорит Джон правду или просто глупо шутит. Интересно, Эгберт вообще подозревает что-нибудь на счет его комплекса...

- А мне нравятся твои щечки, они милые, - Джон улыбался, и что самое ужасное - улыбался искренне. - Ты словно лет на двадцать помолодел, незабвенный.

Карката прошиб холодный пот. Со стуком поставив кружку с недопитой камрой на стол, он поднялся и, наконец, подошел к зеркалу. Возможно, Джон был прав, отчасти. Или не отчасти. Если бы Эгберт не сказал, сэр Вантас бы вообще ничего не заметил. А сейчас он не мог вот так просто взять и не заметить, потому что все усугублялось словами Магистра. Нет, ничего страшного на самом деле не было, но разве Каркату вообще нужно так много, чтобы снова вспомнить о своих комплексах? Может, Джон и был прав, говоря, что Мастер даже немного помолодел за время своего отсутствия. Лицо его за это время действительно по-детски округлилось, их с Эгбертом словно поменяли местами. И как он не обратил на это внимания, когда брился.

- Интересно, а нас теперь будут принимать за двух студентов Высшей Королевской Школы? - Джон мечтательно развалился в кресле, лежа на нем вниз головой и закинув ноги на спинку. - А то я всегда пользовался вниманием один, мне даже было немного обидно.

Резко развернувшись, Каркат направился в сторону подвала. Слушать дальнейшие разглагольствования Эгберта ему сейчас не хотелось.

- Душа моя, ты завтрак не доел, - Джон пытался уловить траекторию движения Карката, но ему в этом подло мешал стол.
- Спасибо, я сыт, - Прошипел Мастер, спускаясь вниз.

Ему было чертовски обидно. Нет, его не волновало, мило это или нет, он просто привык к своему лицу настолько, что Джон сейчас просто так взял и сломал все его мировоззрение. Каркат даже понимал, что ни капли не изменилось, по сути вещей. Но так просто взять и спустить ему это? Зачем он вообще завел этот разговор, лучше бы так ничего и не замечал дальше. Да и не в этом во всем дело, Магистры с ним.

В тот момент на Карката в очередной раз навалился весь груз его самомнения. Вернее, отсутствия его самомнения. Он сидел, прислонившись спиной к двери, упираясь взглядом в один из бассейнов для омовения.

- Только не говори мне, что ты комплексуешь, - Голос Джона раздался так внезапно, что сэр Вантас резко поднял голову, ударившись об дверь затылком.
- Ничего я не комплексую, и вообще, Эгберт, ты можешь просто заткнуться?! - Каркат потирал ушибленную голову.
- Если ты не доел завтрак, значит что-то случилось, - Судя по всему, Магистр сидел по ту сторону двери. - А создание баррикад в пределах собственного сортира еще никому не помогало.
- Я тебе еще раз говорю, ничего не случилось, абсолютно, просто дай мне спокойно помыться, дырку над тобой в небе!
- Каркат, моются в бассейне, а не под дверью.

И как он догадался?

- Послушай, ну я же просто пошутил, - Можно было услышать, что усидеть на месте Джон не может, так что за дверью все время шуршала ткань. - Переставай дуться и открой дверь. Ты ведешь себя, как юная дамочка, которой сказали, что у нее камра недостаточно горячая и лоохи мятое.
- Нашел с чем сравнить, - Каркат недовольно пробурчал это себе под нос.
- Грешные Магистры, Каркат, прекращай это! - Собеседнику явно начало надоедать. - Ну поработаешь с дюжину дней, побегаешь по Ехо, как я бегал, и все вернется на круги своя. Хочешь, я даже намекну леди Крокер, чтобы она тебя некоторое время на порог не пускала?
- Эгберт, ты нарвался, - Каркат развернулся и резко распахнул дверь.

У него было ярое желание больно ударить Джона в живот или хотя бы куда-нибудь, просто для профилактики, но сэр Вантас не рассчитал ситуацию. Вместо того, чтобы быть атакующим, он оказался атакуемым, будучи мгновенно заключенным в крепкие объятия, явно с целью того, чтобы Мастер больше никуда не сбежал. Вырваться, увы, не получалось.

- Вот прямо сейчас взял и отпустил меня! - Сэр Вантас ругался, на чем свет стоит.
- Ну уж нет, если ты еще и драться будешь, я калекой стану. - Джон держал его достаточно крепко. - Джейд говорит, что моя спина напоминает узор на рубашке Гамзи, а ты видел эти узоры? Я боюсь себе представить!
- Твоя спина отдыхала семнадцать лет, и все, что ты можешь - просто дразнить меня без зазрения совести?! - Понимая, что сопротивление бесполезно, Мастер начал потихоньку остывать.
- Каркат, открою тебе тайну, я даже не пытался. Я же не говорил, что ты страшный или толстый, потому что это не так, - Сэр Эгберт постучал по макушке Карката костяшками пальцев. - Тебе гордость не позволит.

Сэр Вантас молчал, стоя на коленях и утыкаясь лбом в грудь Магистра. Действительно, чего он вообще так раскричался? Сейчас ему было стыдно и довольно мерзко.

- Я же говорю, прекращай на меня дуться, - Джон гладил незадачливого паникера по голове.
- Вурдалака тебе в жены, Эгберт, я не дуюсь.
- Тогда посмотри на меня и скажи мне это в лицо, я не верю!

Отводя взгляд, Каркат все же поднял голову. Кончики его ушей покраснели.

- Ну я же говорил, дуешься, - Сэр Эгберт рассмеялся. - Не твори таких глупостей.
- Не заводи разговоров о моем лице, - Подражая интонациям Джона ответил Каркат.
- Я всегда считал, что имею полное право восхищаться твоей мордашкой в такой форме, в которой мне заблагорассудится, незабвенный.

Рабочий день Джона начинался ранним утром. Спать подолгу сэр Эгберт не любил, к тому же, утренний Ехо с его живительной летней прохладой был для него самым дорогим местом во всех мирах. Просыпаясь на рассвете, выпутываясь из объятий сестры, так, чтобы ненароком не разбудить ее, он наскоро завтракал тем, что еще осталось от ужина и пешком шел до здания Управления Полного Порядка, зная, что явно не застанет там никого, кроме, например, Гамзи, который работал в ночную смену. Леди Марьям придет чуть позже, когда закончит все утренние дела, Вриска появится почти к обеду, Дэйв вообще либо всю ночь проведет в Большом архиве, либо внезапно появится в офисе в какое-нибудь неопределенное время, даже не рассказывая, где он был и чем занимался. А вот уже после полудня, выспавшись, придет и шеф-засоня, снова запрется у себя в кабинете до позднего вечера и будет иногда шугать неосторожных коллег. Для их агентства это самый обыкновенный день, и удивляться тут нечему.

Но, судя по всему, что-то явно было не так. Правда, Джона не сильно насторожила дружеская идиллия, творившаяся в Зале Общей Работы, когда первой картиной, которую он узрел, были Таврос и сэр Макара, перекидывающиеся в крак на рабочем месте. Отсутствие начальства явно не шло на пользу этим двоим. Сэр Нитрам перебрался из своей коляски на Место Безутешных, где ему было гораздо удобнее. Судя по печальному выражению его лица, он уже неоднократно проиграл своему оппоненту.

- Гамзи, не расстраивай моего обожаемого послушника, - Проходя мимо этих двоих, Джон потрепал Тавроса по волосам. - Где я другого такого найду, скажи на милость?
- От проигрыша в карты еще никто не умирал, - Сэр Макара лишь пожал плечами.

Вздохнув, Эгберт хотел было отправиться в свой кабинет, как Гамзи снова подал голос.

- Тебя шеф вызывал, вроде даже срочно.

Вот тут Джон действительно удивился. Вот что не давало ему покоя - тихое поскуливание интуиции. Каркат на рабочем месте, когда даже трактиры еще не открыты? Либо этот мир начал рушиться, либо сэр Вантас провел здесь всю ночь. Кивнув, сэр Эгберт сменил траекторию движения, направившись к кабинету начальства.

- Чего тебе надобно от меня в столь ранний час, душа моя? - Он заглянул в комнату.

Карката было плохо видно, когда он сидел в такой позе. Закинув ноги на стол, шеф, кажется, дремал в кресле. Подняв руку, он поманил Джона к себе.

- Давай, иди сюда, и дверь за собой закрой, - Широко зевнув, Каркат выпрямился, устроившись уже нормально. - Ну и кто, скажи на милость, запорол наше последнее дело?
- А кто отправил со мной леди Серкет? - Последовав приказу шефа, Джон закрыл дверь и подошел к столу. - К тому же, задание было выполнено, а то, что мы привели мертвого магистра вместо живого - это мелочи, издержки производства.
- Если таких издержек станет слишком много, население Ехо сократится вдвое к концу этого года, - Голос Карката был на удивление мягок, скорее всего, по той причине, что он только что проснулся.
- Но у нас же не каждый второй умирает? - Сэр Эгберт, скрестив ноги, завис в воздухе прямо над столом шефа. - Не извольте беспокоиться, нарушители закона у нас точно не переведутся.
- Смею надеяться, - Каркат поднялся из своего кресла и сравнялся с Джоном, так что глаза их находились на одной высоте.

Впервые за все время их знакомства, сэр Вантас не кричал и не ругался, когда бывший Магистр вел себя подобным образом. Конец длинного хвоста разметался по столу, а сам Эгберт не собирался менять своего положения в пространстве. По привычке, Джон ждал, что его сейчас в особо грубой форме заставят спуститься на землю, но вместо этого шеф вдруг внезапно обнял его за шею.

- Оставайся сегодня на ночь, - Тихо сказал он на ухо Эгберту.

Джон был в замешательстве. Что-то было не так, слишком уж спокойно Вантас себя вел.

- Душа моя, ты не заболел?
- С чего бы это? - Каркат недоуменно посмотрел в глаза Джона.
- Ты обычно пытаешься меня выгнать, когда я прихожу, а тут сам зовешь. Может, у тебя просто лихорадка и ты бредишь?
- Не припомню, чтобы я когда-нибудь тебя выгонял.

Вот это было более странно, чем все, сказанное им ранее. Джон от неожиданности опустился на стол и свесил ноги. Даже если бы сэр Вантас сейчас сказал, что он просто соскучился, это было бы более естественно, чем такое заявление.

- Что-то мне подсказывает, что пора работать, - Чмокнув шефа в нос, Джон быстро соскочил со стола и направился к выходу. - Если будут еще вопросы, зови.

Оставив Карката в замешательстве, Мастер Сумеречного Ветра быстро покинул кабинет. Поведение шефа было не типичным, не нормальным, и это не нравилось Эгберту. Он привык к постоянно кричащему, ругающемуся, на чем свет стоит, Каркату, а он вдруг начал говорить так вежливо, что зубы сводило. Все еще стоя у двери, Джон заметил Канайю, которая, судя по всему, только что пришла в Управление.

- Леди Марьям, надо поговорить, - Без лишних слов и движений Джон взял коллегу под локоть и потащил за собой в кабинет.
- Джон, ты бы мог просто попросить, если это действительно необходимо, иначе ты рискуешь оторвать мне ненароком руку.

Канайя потирала локоть, в то время, как Джон плотно закрывал дверь, чтобы никто не мог услышать их разговора.

- Что с нашим шефом?! - Вопрос он задал без промедления.
- А что с ним не так? - Недоумение леди Марьям было неподдельным.
- Он не кричит на меня, не устраивает мне разнос, приходит раньше меня на работу и, о, Магистры, зовет меня к себе на ночь!
- Джон, он никогда на тебя не кричит и не устраивает тебе разносов. А вашей личной жизнью я, прости, не особо интересуюсь, так что ничего не могу сказать по этому поводу.
- Дырку в небе над этим миром, я ничего не понимаю, - Эгберт запустил пальцы в волосы. - То, что ты говоришь, выходит за рамки моих представлений.

До конца дня Джон был сам не свой. Все валилось у него из рук, а при каждом упоминании о шефе он нервно вздрагивал. Факт заявления Канайи о благосклонности к нему Карката несколько пошатнул реальность. На памяти Джона, Вантас обычно ругался на него в дюжину раз чаще, чем на всех остальных.

- Так ты идешь или нет? - Рабочий день был закончен, так что Каркат даже лично заглянул в кабинет Эгберта.
- А? - Джон оторвался от своих размышлений. - Да, иду, незабвенный.

Всю дорогу оба молчали. Вечер был таким же безумным, как и утро. Впервые Джона даже не тянуло хоть раз коснуться шефа. Это поддерживалось и тем, что во второй или третий раз за все время их знакомства Каркат поцеловал его первым.

- Послушай, душа моя, с тобой точно все в порядке?
- Почему ты так часто об этом спрашиваешь? - Каркат был в недоумении.
- Мне кажется, ты какой-то... не такой. Ты так не думаешь?
- Могу тебя заверить, что я полностью уверен, что чувствую себя отлично во всех отношениях.

Их лица снова были на одном уровне и в полутьме спальни Джон мог видеть только сияющую кожу Мастера и его алые глаза.

- Тогда почему я сегодня не услышал от тебя ни одного дурного слова?

Шеф задумался. Скорее не думая над ответом на поставленный вопрос, а размышляя, почему Джон вообще его задал.

- Потому что я никогда не скажу ничего плохого любимому человеку.

С одной стороны, Эгберт был счастлив услышать это, но вся радость перекрывалась непониманием. Каркат не мог этого сказать, просто не мог и точка! Что угодно, только не это, и не с серьезным лицом. Краснея, отворачиваясь, замаскировывая чувства горой ругательств, но не таким образом. Это не тот мир и не то, к чему Джон привык.

***

Эгберт проснулся в холодном поту. За окном все еще было темно, сквозь плотные шторы пробивалась лишь полоска лунного света. Судя по всему, сейчас была глубокая ночь. Каркат мирно спал, повернувшись к Джону спиной, так что Магистр мог видеть только взъерошенные волосы на его макушке.

- Каркат! - Эгберт упорно расталкивал Мастера, стараясь его разбудить. - Давай же, просыпайся!

Сэр Вантас тихо зарычал, плотнее кутаясь в одеяло. Будить его посреди ночи было не только глупо, но и опасно.

- Ну проснись же, дырку над тобой в небе! - Джон не сдавался. - Проснись и скажи, ты меня любишь?!

Приоткрыв глаза, Мастер посмотрел в лицо Джона.

- Ненавижу, Эгберт, - Из-за сумерек, царящих в комнате, зрачки шефа были расширены, и окаймлялись тонким кольцом рубиновой радужки. - Вот именно сейчас я ненавижу тебя в дюжину раз сильнее, чем обычно, и даже хочу убить.

Джон рассмеялся с видимым облегчением. Приснится же такое. Несмотря на рычание и явное недовольство Карката, Эгберт крепко обнял его, прижав к себе.

- Вот и славно, душа моя.

запись создана: 09.03.2013 в 18:19

@темы: Вриска Серкет, Гамзи Макара, Дёрк Страйдер, Джейкоб Инглиш, Джейн Крокер, Джон Эгберт, Дэйв Страйдер, Канайя Марьям, Каркат Вантас, Мир Паука, Мир Стержня, Рокси Лалонд, Таврос Нитрам, Хроники Дерса

URL
Комментарии
2013-03-09 в 18:23 

FreiStuck
Брежу Вас, как наяву.
Когда садится солнце

URL
2013-03-09 в 18:24 

FreiStuck
Брежу Вас, как наяву.
Когда садится солнце (продолжение)

URL
2013-03-09 в 18:24 

FreiStuck
Брежу Вас, как наяву.
Когда садится солнце (окончание)

URL
2013-03-09 в 18:25 

FreiStuck
Брежу Вас, как наяву.
Десерт

URL
2013-03-09 в 18:25 

FreiStuck
Брежу Вас, как наяву.
Убедительный тон

URL
2013-03-17 в 11:30 

FreiStuck
Брежу Вас, как наяву.
Ничто не будет, как раньше

URL
2013-03-21 в 22:16 

FreiStuck
Брежу Вас, как наяву.
Прилив

URL
2013-04-09 в 10:47 

Тремер
С точки зрения биологии все мы люди, сделанные из людей чуть поменьше.
Док, а мои тоже запихни сюда?) Да-да, это я, МОРД)

2013-04-09 в 13:50 

рыбка Дори
Я - бессмертное творенье Эру, с человеком не равняй меня!
ты имеешь ввиду в эту запись или просто в сообщество запостить?

2013-04-09 в 18:37 

Тремер
С точки зрения биологии все мы люди, сделанные из людей чуть поменьше.
Это не имеет большого значения)

2013-04-09 в 19:06 

рыбка Дори
Я - бессмертное творенье Эру, с человеком не равняй меня!
тогда сделаем-с х)

   

FreiStuck

главная